oleg odintsovsky (revolucii_net) wrote in politclub,
oleg odintsovsky
revolucii_net
politclub

Что выше – русский вопрос, или русский проект?

Оригинал взят у revolucii_netв Что выше – русский вопрос, или русский проект?
 Преодоление гражданской войны сегодня важнее решения национального вопроса.  


Рискну быть не в тренде.

 И, выдохнув, скажу, что важнее, чем национальный вопрос, для нас сегодня, на самом деле, преодоление гражданской войны. Не русский вопрос, а русский проект.

 Хотя многим кажется, что нацвопрос (русский вопрос) – и есть суть гражданской войны или ее большая (ударение на ваше усмотрение) составляющая. И вообще национализм сегодня стал своего рода модой, коль скоро даже революционеры новой волны щеголяют русской темой – видимо чуют общий настрой. Или им где подсказали. На самом деле это не так важно.

 И потому буду, отплевываясь от летящих помидоров и с огорчением теряя возможных союзников, настаивать, что патриотический вопрос в текущей ситуации важнее национального и вовсе не сводится к нему. Иначе бы мы не наблюдали, как к антигосударственникам-«оранжистам» присоединяются персонажи, считающие себя русскими националистами. Не все, но тем не менее.

 Ведь «оранжевая» угроза не имеет прямого отношения к национальной теме. Самый острый клинч нашей телеполитики – Кургинян vs. Сванидзе – не совсем о «русские против нерусских». «Патриоты против непатриотов»?

Вы спросите любого из нынешних, от монархиста до анархиста, от фашиста до ультра-либерала, и каждый будет искренне называть себя патриотом.

 Но это и есть корень проблемы. У нас большинство политически активных людей (ну кроме откровенных норковых дур, да и то…) – патриоты не Родины в целом, а какого-то отдельного отрезка ее истории. Разорвана историческая целостность нации, и потому любой патриот идеологии, а не самой России во всей ее исторической целокупности, сегодня из самых искренних побуждений может оказаться мощным разрушителем Отечества, сам того не желая и не сознавая.

 Т.о. преодоление дискретности Российской истории (а, следовательно, и нации), ее разрывов – самая важная общенациональная задача. Более важная, чем пресловутое спасение русской нации (в какой из ее ипостасей – дореволюционной, советской, постсоветской?). Вернее, само спасение нации заключается именно в преодолении ее внутреннего исторического раскола, а не в противопоставлении внешним и этническим вызовам – они для нее не так опасны и даже традиционно ее сплачивали. А вот деление на возведенные в абсолют отдельные идеологические правды для нации убийственны, как роковой стала гражданская война, прошедшая через эмиграцию и ГУЛАГ до Беловежья, а сегодня вновь набирающая свою разрушительную силу.


Наверняка даже те, кто с этим согласится, немедленно зададутся вопросом: но как совершить невозможное?

Кстати, одна из заслуг путинского периода именно в попытке выйти на это решение: объединение Андреевского флага, советского гимна и ельцинской Конституции – это не просто «всем сестрам по серьгам», а намерение найти в новой России место для всех. Насколько это удалось – другой вопрос (видимо, не очень, коль скоро на общих митингах протеста против кремлевских объединителей мы видим представителей трех основных «россий»: досоветской державной, советской и оранжевой). Но намерение налицо.

 С этой точки зрения, хотя я и не «завелся» новейшей статьей Путина по нацвопросу (по упомянутым причинам), но главное в ней для себя все же увидел: «В нашей стране, где у многих в головах еще не закончилась гражданская война, где прошлое крайне политизировано и «раздергано» на идеологические цитаты (часто понимаемые разными людьми с точностью до противоположного), необходима тонкая культурная терапия. Культурная политика, которая на всех уровнях – от школьных пособий до исторической документалистики – формировала бы такое понимание единства исторического процесса, в котором представитель каждого этноса, так же как и потомок «красного комиссара» или «белого офицера», видел бы свое место».

 Как же этого добиться? Через пресловутое примирение и согласие антагонистов? А оно вообще возможно, коль скоро стороны время от времени готовы даже на братоубийство ради своих идей? Сегодня антагонизмы причудливым образом могут уживаться в рамках одного течения, одной веры, даже одной головы (когда в святые записывают Сталина и Николая 2-го и т.п.), но при этом никак не изживаются.

  Преодоление исторических (а не этнических) расколов может начаться с признания правд разных сторон. Разве не было правды у тех, кто хотел преодолеть косность и неэффективность царизма, учредив современную демократическую республику? Но разве можем мы отказывать в правде монархии, которая была созидателем всего дореволюционного могучего российского государства? И разве не было своей правды у коммунистов – правды социальной справедливости, исторически присущей нашему народу?

 Но почему мы через 100 лет считаем себя обреченными по-прежнему решать «проклятые вопросы русской истории» через 100% самоопределение – «ты за красных или за белых»? Скажу совсем провокационно – разве непонятно, что сегодня «за красных или за белых» («оранжевых», коричневых, радужных и т.п.) – значит: против России?

 Хотел бы привести любопытный опыт великого соседа: «едва ли не первое, что сделала КПК в поисках нового пути, - быстро и четко дала оценку периоду Мао Цзэдуна: на 70% все было правильно, на 30% - были ошибки. Так удалось избежать оплевывания собственной истории, деморализующего общество, и в то же время отказаться от догматизма и перегибов прежнего периода».

 Почему мы яростно настаиваем на АБСОЛЮТНОЙ правоте тех или иных исторических персонажей или движений? Или демон, или ангел, и никаких компромиссов.

Можно сколько угодно ненавидеть Сталина за расстрелы и ГУЛАГ, но глупо распространять эту ненависть на оценки, скажем, деятельности совруководства в предвоенный период, безоговорочно и бездумно соглашаясь на одном лишь этом основании с мерзкими современными вбросами на тему равной ответственности СССР и Германии за развязывание Второй мировой войны.

И кто знает, скажем, какие репрессии грозили бы рабоче-крестьянам в случае победы «белых»?

Нельзя всё и всех судить в категориях либеральненьких воззрений 21 века, что часто, кстати, наблюдается в тех же романах Б.Акунина, волею судеб оказавшегося на пике нынешних ревсобытий.

 Великая Отечественная и ее кульминация – Победа – стали ключевым моментом для нашей нации в ХХ веке.

Сошлюсь на важный вывод замечательного русского философа (ныне покойного, к сожалению – рад лишь, что удалось хотя бы один раз вживую пообщаться с ним в рамках одной радиопередачи) А.С.Панарина:

«…этапом натурализации коммунизма, в результате которого произошло его новое очищение от всего бесчеловечно доктринерского и ходульно-утопического, стала Великая отечественная война. В первые же дни войны обнажилась тайна коммунистического сознания, прежде тщательно скрываемая товарищами по партии: они, оказывается, знали об инородности своего учения и своего строя национальному большинству России. И когда запахло жареным, Сталин отбросил коммунистическую говорильню и нашел ясные и простые, как сама правда, слова о Родине, о великих предках, о земле и традиции, которых нельзя отдать врагу на поругание».

 Конечно же, многие из приверженцев реалсоциализма и советской версии коммунизма со мною не согласятся, приведя аргументы, что именно коммунисты были на передовой, что люди шли умирать с именем Сталина, за советскую Родину, а не за абстрактно-историческую.

Однако Сталин отнюдь не случайно оборотился к истокам в начале войны, сам сделав шаг на пути если не к преодолению границ между эпохами, то к налаживанию живых отношений между ними. Это было рискованно для строя, но спасительно для Отечества.

Сугубо коммунистической версией героизма в Великой Отечественной вы разом отсекаете связь павших на ее фронтах с героями иных периодов существования России – Севастополь и Бородино защищали в нашей истории не только коммунисты.

Умаляется ли этим подвиг тех, кто считал: «я коммунист, значит – должен идти в бой первым»? Ни в коей мере. Это герои, составившие славу России, но не сами по себе, а в строю с предками и потомками. Подставьте вместо слова «коммунист» слово «гражданин» или «патриот» – и все у вас сойдется.

Не забывая, при этом, что коммунистами были и те, кто тысячами расстреливал, кто закапывал живьем священников… Значит, коммунист – не синоним слова гражданин или герой. Просто лучшие люди были во все времена, и это надо признать любому, что и станет его личным шагом на пути к преодолению разрывов в нашей истории.

 Еще многое предстоит сделать в этом направлении (Президент России объявил этот год Годом истории – чем не повод?). Надо вернуть, в частности, славу героям забытой и проклятой войны – 1-й мировой, которые после своей смерти оказались незаслуженными жертвами советской историографии.

 Но, главное, надо прекратить гражданскую войну в себе. В своих умах и душах. Ибо она, как и разруха, коренится, прежде всего, именно там.

 Мы уже далеко ушли от трагических и грандиозных событий начала ХХ века. Говорят, на месте крупнейшего сражения     

Гражданской войны под Егорлыком в феврале 1920 года, где погибло более 40 тысяч убитых русских солдат с обеих сторон, стояли два огромных православных деревянных креста. На один крест кто-то повесил буденовку, а на другой - казачью папаху. Потом, конечно, кресты повалили, могилы запахали... Но память осталась.

Нам не нужно сегодня судить их самих и их правды. Они сражались каждый за свою Родину, неся ей при этом немалые беды. Ибо главной бедой оказалось само их противостояние.

Это - главный исторический урок, и сегодня нужно доказать самим себе, что мы его усвоили. В противном случае не решаемы ни русский вопрос, ни социальные конфликты, ни задача демократизации нашей жизни.

 Важно другое – это было верно на любом этапе русской истории, верно и сейчас – никакая идея и правда не может оправдать предательство, действия на стороне и, в конечном итоге, в интересах других стран, тем более военных или геополитических оппонентов или конкурентов России, о чем уже писал недавно. Это – лакмусовая бумажка и точка безусловного неприятия.

Красный генерал Власов перешел на сторону фашистов, оправдывая свои действия своим несогласием с большевиками. А белый генерал Деникин, лютый враг Советов, категорически отказывался сотрудничать с нацистами: «Враг изгнан из-пределов отечества, — писал Деникин в своем «послании» к добровольцам, ветеранам белого движения, 15 ноября 1944 года. — Мы — и в этой неизбежности трагизм нашего положения — не участники, а лишь свидетели событий, потрясших нашу родину за последние годы. Мы могли лишь следить с глубокой скорбью за страданиями нашего народа, с гордостью — за величием его подвига.

Мы испытали боль в дни поражения армии, хотя она зовется «красной», а не российской, и радость — в дни ее побед. И теперь, когда мировая война еще не окончена, мы всей душой желаем ее победного завершения, которое обеспечит страну нашу от наглых посягательств извне».



Subscribe

promo politclub august 20, 2015 21:46 3
Buy for 2 000 tokens
Оригинал взят у 999allan999 в Поселение. То, куда уехал бы и сам... Мы не так давно публиковали сообщение от ребят, которые решили бросить город, уехать "на землю", и вести собственное, в идеале - полностью автономное и самодостаточное хозяйство. И вот сегодня съездили туда сами.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments